oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

Братушки чехи.

      В Праге я встретился с генералом Гепнером, назначенным после меня командиром 16-го армейского корпуса, который и рассказал мне о своем опыте. Затем я посетил различные воинские части, чтобы получить непосредственное впечатление о них.
        В Брюнне (Брно) я осмотрел материальную часть чешских бронетанковых войск, которая произвела на меня впечатление полной пригодности. Эта материальная часть сослужила нам хорошую службу во время кампаний в Польше и Франции и лишь в русскую кампанию она уступила место тяжелой материальной части немецкой конструкции. (Хайнц Гудериан)



       "Дело в том, что во время коммунистического режима очень часто воспевался героизм тех, кто под командованием генерала Свободы воевал вместе с Красной Армией. Можно восхищаться тем, с каким мужеством они пережили то, что выпало на их долю. С другой стороны, гонениям, к сожалению, подверглись те, которые воевали на Западном фронте.
         Когда они возвращались в Чехословакию, они ожидали, что люди их поблагодарят, что сделанное ими будет оценено по достоинству. Вместо этого они оказались в кабинете следователя. Правдой является то, что основные бои велись на Восточном фронте, однако, это не говорит о том, что на Западе люди сидели, сложа руки".

11753704_967936219894169_4363181657580284549_n

Наш рассказ продолжает историк Вит Макариус:

        "Чехословакия между двумя мировыми войнами располагала вооруженными силами на очень высоком уровне, как с точки зрения боевой техники, так подготовки военнослужащих. Многие из них в ответ на немецкую оккупацию в марте 1939 года решили вступить в борьбу против Третьего рейха.
         Но в Чехословакии у них не было достаточно условий для того, чтобы с оружием в руках противостоять неприятелю. Поэтому они решили бежать за границу.
         В то время для этого существовало два пути. Одна дорога была в Польшу, где чехословацкие военнослужащие могли воевать против Вермахта вместе с Польской армией. Вторая дорога вела через Словакию и Балканы, на Средний Восток, а оттуда в Африку или во Францию, позднее, в Великобританию. Это был, так называемый, "балканский путь".
        Можно сказать, что судьба чехословацких летчиков была похожа на судьбу других чехословацких военных. Но у них была большая выгода - специализация. Опытных летчиков было мало, поскольку овладение техникой высшего пилотажа черезвычайно сложно и подготовка требует большого времени.
        Чехословацкие пилоты обладали этими качествами благодаря заинтересованности и систематичному контролю над их обучением со стороны правительства первой Чехословацкой республики. Поэтому они вступали в боевые действия раньше, чем военнослужащие других родов войск".

11009158_927314883956303_3916168688064413449_n

         В сентябре 1939 года чехословацкие летчики участвовали в боях против нашествия Вермахта в Польшу, однако, эта операция продолжалась недолго. После отступления состоялась эвакуация всех чехословацких военных, или большей их части на кораблях во Францию. И вновь это были пилоты, которые раньше других включились в сражения с немцами, когда 10 мая 1940 года они напали на Францию.
        Соглашение об учреждении чехословацкой армии во Франции было подписано французским премьером Эдуардом Деладье и чехословацким послом в Париже Штефаном Осуским в начале октября 1939 года.
        По смыслу соглашения, под французское командование должны были попасть чехословацкие авиационные части, вооруженные бомбардировщиками и истребителями. Предполагалось, что чехословацкие летчики будут поддерживать в воздухе свои же сухопутные войска.
        Пилотов включали в состав эскадрилий во Франции, Африке и Сирии или прикрепляли к тренировочным базам. На аэродроме Бордо-Мериньяк и частично в Агде тренировались чехи и словаки, добравшиеся до Франции через Венгрию, Югославию, Турцию и Сирию.
        С баз летчики переправлялись в распоряжение боевых авиачастей. Всего во французских военно-воздушных силах во Франции и Северной Африке было задействовано 135 пилотов истребителей и чуть более 20 пилотов бомбардировщиков. Подписанное 22 июня компьенское перемирие, оформившее капитуляцию Франции, помешало реализации соглашения.

6897_1062908570396933_8772016850060408782_n

         Чехословацкие военные вынуждены были бежать из Франции в единственную страну, которая тогда оказывала сопротивление Германии, а именно в Великобританию. Продолжает Вит Макариус:
         "В то время на территории Великобритании находилось несколько правительств в изгнании. Для того, чтобы вести борьбу с немцами, оккупировавшими их государства, представителям этих стран необходима была международная поддержка. Политический вес им добавляли сформированные ими военные части. Подобным образом себя вело и чехословацкое правительство в изгнании.
         Статус чехословацких летчиков был определен в соглашении, заключенном 25 октября 1940 года правительствами Великобритании и Чехословакии. Документ подписали министры иностранных дел обоих государств - лорд Галифакс и Ян Масарик.
         В соответствии с текстом договора, на протяжении всей войны чехословацкие авиачасти входили в состав Королевской авиации Великобритании, сокращено RAF.
         С точностью определить количество число чехословацких летчиков, которые воевали с немцами во время Второй мировой войны очень сложно. В первую очередь потому, что в Великобританию они прибыли не в один день, этот процесс проходил постепенно. В 1940 году было сформировано три авиачасти 310, 311 и 312, которые полностью состояли из чехов и словаков, как летчиков, так наземного персонала".

12249862_1031028903584900_8192295668216623496_n

         Как принимали чехословацких летчиков на родине после войны? - "Сама по себе встреча была великолепна. Известны документальные снимки пилотов, идущих по праздничной Праге. Однако со временем стало понятно, что на них обратят внимание коммунистические спецслужбы.
         Иными словами, в случае, если они не проявляли свою лояльность по отношению к меняющемуся составу руководства армии, то вынуждены были эмигрировать, оставить службу в вооруженных силах, были подвержены репрессиям, допросам, лишались свободы".
        Одним из участников проекта "Голоса героев" стал бывший летчик и бортовой стрелок Ярослав Гофрихтер. В 1938 году ему исполнилось 18 лет. Он сдал все экзамены, необходимые для участия в акции "Тысяча пилотов республике" и уже должен был приступить к тренировкам. Но его планам помешала нацистская оккупация Чехословакии.
        "Постепенно все мои друзья стали исчезать, уезжать за границу. С одним другом я договорился, что поедем вместе, но он все время откладывал отъезд, поэтому в 1940 году я отправился в путь сам, через Венгрию и Югославию.
        В Югославии мне удалось попасть на транспорт, идущий из Белграда в Сирию. Но когда мы были уже в Бейруте, то на этот момент Франция уже капитулировала, и мы не могли идти дальше...
       Я дожидался транспорта до Англии в Палестине, наконец, дошла очередь и до меня. На роскошном корабле Monarch of Bertmuda мы выплыли из Порт-Саида... Мы плыли через Сомали до Дурбана, а оттуда направились в Кейптаун, где провели около недели.      Когда через канадский Галифакс мы добрались до Англии, шел уже 1941 год.
       Я хотел записаться в школу пилотов, но меня не взяли, сказали, только после учебы в Канаде. В то время в войну вступили русские, и мы были уверены, что нам вообще не удастся повоевать - что русские закончат войну уже через 2 месяца.
        Я отказался ехать в Канаду и пошел на стрелковый курс. В итоге я стал бортовым стрелком в 311-той авиационной части, на бомбардировщике "Веллингтон". С 311-тым эскадрилией я летал до 1945 года, налетал 680 часов".

10645056_934957763192015_4620247618718280863_n

        В Чехословакию Ярослав Гофрихтер вернулся в августе 1945, до 1949 года он еще летал в авиатранспортном полку. "Когда я вернулся из Лондона, меня уже ждали в аэропорту Рузыне люди из пятого отделения. Меня отвезли в Смиховскую тюрьму, несколько дней меня допрашивали, но ничего не смогли доказать. Но из авиации меня вышвырнули, я перешел на завод, в "Теслу".
        "Страх" и "бояться" - это два разных понятия. Страх был всегда. Когда мы шли на операцию, во рту всегда было сухо от страха. Воистину, судьба каждого человека уже записана, за каждого горит своя свеча.
         У моего друга Вацлава Благны, который вместе со мной занимался в пльзеньском аэроклубе, должна была быть свадьба, он обещал, что вернется к определенному дню. Однако утром он не появился, и командир включил в его экипаж другого стрелка.
        Но Благна пришел через полчаса, спросил, где экипаж, сел на велосипед и поехал к аэродрому. Он успел к старту, поменялся с заменявшим его стрелком Карелом Нагодилом. Самолет при взлете задел за дерево и упал. Все погибли.
        Карел Нагодил спасся, а Вацлав Благна нашёл свою смерть сразу после свадьбы. Если бы он опоздал хотя бы на 2 минуты, все бы было по-другому. Во время войны были такие судьбоносные моменты, когда минуты решали, будешь ли ты жив или нет.
        Однажды я ехал с другом в увольнительную, в Лондон, на поезде. Когда мне нужно было залатать носки, я всегда поступал так: выбирал купе, где сидели английские дамы, вытаскивал чистый носок с дыркой, иголку и делал вид, что я вдеваю нитку в иголку. Всегда, когда я подъезжал к Лондону, мои носки были зашиты! Женщины всегда вырывали у меня из рук иголку.

12190931_1015937511760706_2794503952236606633_n

        А вот как вспоминает 1949 год один из самых известных чехословацких летчиков Франтишек Пержина, который в битве за Францию сбил 14 самолетов противника, став одним из самых успешных пилотов этого сражения.
        Ни международная известность, приобретенная им еще до начала Второй мировой войны, ни заслуги военного ветерана не спасли его от недостойного обращения. В конце концов, вместе с женой он бежал из коммунистической Чехословакии, совершив перелет на спортивном самолете:
        "Всю дорогу из Германии я летел под дождем. Я не знал, где мы, у нас не было карты. И лишь потом я увидел реку, по которой мог ориентироваться". Из Германии супруги уехали в Англию, оттуда в Канаду и, позднее, в США. В середине 90-х лет Франтишек Пержина вернулся на родину.
        Как живут сегодня чешские ветераны Второй Мировой? Как заботится о них государство? Этот вопрос мы задали председателю Чешского Союза борцов за свободу Анделе Дворжаковой.
        "К сожалению, в Чехии ветераны Второй Мировой войны не имеют больших социальных льгот. Для них сохранились три привилегии: они не платят абонентскую плату за телефон, освобождены от платы за проезд и один раз в год получают от Министерства обороны путевку в санаторий - в Чехии или за границей. На вдов и сирот эти льготы не распространяются в отличие от других европейских стран".
        Андела Дворжакова говорит о том, что в последние годы заботе о ветеранах в Чехии уделяется все меньше внимания. "Мы добивались принятия закона, который бы улучшил социальное положение ветеранов, но безуспешно.
         Ранее наших ветеранов во внеочередном порядке принимали в лечебницы для хронических больных и в учреждения с постоянным уходом. Это главное, что сейчас необходимо нашим членам. Они не могут дожидаться своей очереди 3-4 года, уход им нужен прямо сейчас. Ветераны вынуждены все больше доплачивать из своего кармана на лекарства, ранее их обеспечивали медикаментами бесплатно".

http://www.radio.cz/ru/rubrika/progulki/cheshskie-veterany


18342233_1473276876026765_2706200319149010132_n


Tags: вторая мировая, союзники
Subscribe

promo oper_1974 июнь 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments