?

Log in

No account? Create an account

Мемуарная страничка

Честные злодеи Родиной не торгуют.


Previous Entry Share Next Entry
Командир разведвзвода.
фуражка
oper_1974
        "11 июля 1941 года нас провожали на фронт. Все было, как у всех: женщины плакали, мужчины хорохорились. Весельчак Ежиков с самым серьезным видом обещал провожавшим: "Не плачьте, бабоньки, я вам Гитлера в мешке привезу!". И ведь повезло ему, одному из немногих! Пусть без обещанного сувенира, но вернулся домой.
          В городе Березняки Молотовской (ныне Пермской) области объявили, что предстоит учиться на командиров среднего звена.  - Кто не согласен, выйти из строя! Вышли несколько человек, желавших немедленно отправиться на фронт. Оставшиеся на восемь месяцев стали курсантами Ленинградского Краснознаменного военно-пехотного училища имени С.М. Кирова.
         По окончании, в зависимости от успехов в учебе, получили кто по одному, кто по два лейтенантских кубика в петлицы. Кстати, потом узнали, что рвавшиеся на фронт были отправлены... на трехмесячные курсы младших лейтенантов.
         После учебы я получил два "кубаря" и был сразу назначен на должность командира стрелкового взвода. А вскоре командир полка отметил взвод на учениях и принял решение назначить меня командиром взвода полковой разведки.



cLrJvwuFUpeXvDzBQuJ4jw

         Так на мои плечи легла ответственность за судьбы полусотни разведчиков и всех однополчан. Ведь разведка - глаза и уши полка. Снова пришлось учиться. Большинство подчиненных - опытные обстрелянные мужики. У сержанта Кудапина была даже медаль "За отвагу", полученная еще в 1939 году на Халхин-Голе.
         Фронтовая жизнь началась в июне сорок второго. Тогда же, в полку случилась история, ставшая горьким уроком для всех. Мой товарищ по училищу, двадцатидвухлетний зам. начальника штаба по разведке, получив в полку водку для бойцов, изрядно выпил сам. Прихватил чужую гармошку из роты автоматчиков, сел на коня и отправился к разведчикам.
         Ротный пустился за ним вдогонку. Похититель гармошки пугнул преследователя выстрелом из пистолета. На скаку, не целясь. Но, по закону подлости, попал ему в руку. А потом, забившись в блиндаж, ранил в живот полкового адъютанта, своего приятеля, который попытался забрать у него оружие.
         По приговору трибунала виновный был расстрелян. Я,и так-то не большой любитель водки, после такой беды вообще на нее смотреть не мог. Бойцы взвода с удовольствием избавляли командира от его "наркомовских"..

Разведчики.-1942-год

          Боевое крещение взвод принял на Дону, между станицами Казанская и Мигулинская. Получили задачу переправиться на вражеский берег, наблюдать, чем занимаются немцы и попытаться захватить "языка". Переплыв ночью через Дон и затаившись у дороги, зафиксировали, что немцы возят бревна, явно готовя переправу. Долго ждали возможности прихватить зазевавшегося фрица, но не получилось.
          По закону разведки, возвращались другим маршрутом. И услышали в ночной тишине "Хальт!"... Ударил пулемет. Мы ответили огнем. Вдруг с той стороны кто-то закричал по-русски: "Обождите, не стреляйте!". Все замерли, неужели на своих наткнулись?
         Но взлетели ракеты, освещая все вокруг и прижимая к земле, как куропаток. Пулемет снова начал поливать очередями. Хорошо запомнил, как цвикали пули и как охолонула простая мысль: "Вот сейчас чикнет в лоб - и привет!".
         Дал команду отходить. Когда собрались на условленном месте, одного из товарищей не досчитались. Вернувшись, доложил начальнику разведки полка. Разговор был короткий: "Пойдете искать. Разведка своих не бросает".
         На следующую ночь вновь отправились через Дон. И услышали, как кто-то плывет навстречу. Оказалось - пропавший боец. В суматохе ночного боя он потерял ориентировку. Но сообразил уползти подальше от места, которое утром прочесывали немцы, и переждать день, затаившись в высокой ржи. У меня - гора с плеч.

foto_mask_3

         До декабря сорок второго ходили за Дон, "как на работу", из ночи в ночь. Но каждый выход был неповторим. Однажды наткнулись на телефонный провод. Перерезали, устроили засаду. Удача улыбнулась: появился связист-одиночка, правда, на редкость здоровенный. Чуть было нас не раскидал.
         Брыкался, пока боец Сараев, тоже крепкий мужик, большой любитель борьбы, не треснул его гранатой по голове. Тащили этого бугая, отдуваясь и чертыхаясь про себя. Одно радовало: связисты - народ очень осведомленный. А когда дотащили к своим, обнаружили, что немец уже мертв. Сараев оправдывался: "Да я же его легонько!". Какое там...
         В другой выход удалось выкрасть немецкого часового. Тот успел крикнуть. Немцы в блиндаже рядом всполошились, мы забросали их гранатами и спешно потащили "языка" к реке. Он смирно молчал, но на одном участке вдруг забился, замычал.
         Прислушались: вроде как "Минен! Минен!". Оказалось, что умудрились перелезть через минное поле... Добрались в полк. Нас похвалили, и тут же: "Нужен "контрольный" фриц. Мало ли что этот наврет...".

7494717

         По-разному случалось. Вроде бы удачно прошли во вражеский тыл, укрылись на окраине леса и выследили немецкую рабочую команду, целое отделение. Лежали, выжидая, не отлучится ли кто-нибудь из них в лес. Но, неожиданно поднялась тревога, нас прицельно обстреляли. Правда, удалось вырваться, отделавшись легким ранением одного бойца. А где случилась промашка - поди узнай!
        С занятого врагом берега переправился житель одной из прифронтовых деревень. Рассказал, что в их районе особенно бесчинствуют полицаи из местных. Нам было приказано отправиться в деревню и уничтожить одного из наиболее лютых предателей.
        Задача была непростая, пришлось идти в глубокий вражеский тыл. Но, добравшись до места, мы узнали, что полицая нет на месте. То ли спугнуло его что-то, то ли отлучился по своим холуйским делам. На этот раз повезло иуде.
        А вскоре полк провел разведку боем. Нужно было оттянуть на себя силы, которые немцы могли перебросить для прорыва Сталинградского котла. И мои орлы, хорошо изучившие немецкие позиции, захватили в блиндаже сразу двенадцать пленных, получив за это устную благодарность командира полка...

10_01-2-1-

            Прикрывали друг друга не только в бою, Служил во взводе боец Николаенко, который еще в начале войны побывал в окружении. Вдруг приказ: всех "окруженцев" из разведки убрать. На всякий случай... Исключение только для коммунистов и комсомольцев. Собрались разведчики, подумали. Парень хороший, надежный. Приняли в комсомол, оформили протокол задним числом. И никогда потом о своем решении не пожалели. В наступлении они всегда шли впереди, минимум на полчаса опережая основные силы.
           Зимой, когда лег снег, ходили на лыжах. И, как-то, скатываясь с горки, чуть не въехали прямо фрицам в объятия. После суматошной перестрелки взлетели обратно наверх, чуть ли не быстрей, чем спускались.
          Один раз осветительная ракета воткнулась в снег возле самой головы. Лежал ничком возле этого фейерверка и чувствовал себя специально подсвеченной мишенью в тире. Но, оказалось, шальная была ракета. Не заметили.
          До поры до времени взводу везло. За линией фронта не потеряли никого. Был только один случай: "дома", в расположении полка вышел разведчик из блиндажа покурить. На грех, рядом ударил снаряд, осколок в голову достал солдата...
          Но ту беду уравновесила судьба. В наступлении основная часть взвода переночевала в большой избе. Утром только собрались, отошли от места ночлега, как прилетел снаряд - и не стало избы, только огромная воронка задымилась.

Разведгруппа_вернулась_с_боевого_задания

         9 февраля 1943 года под городом Славянском, уже на территории Украины, взвод занял территорию кирпичного завода. От холодного ветра и шальной смерти укрылись в огромных печах для обжига с толстыми кирпичными сводами. Я с сержантом Кудапиным пошли расставлять посты, чтобы немцы не застали врасплох.
         И вовремя. К заводу, тоже видимо на разведку, направился немецкий танк. Один танкист высунулся из люка, кто-то послал в него автоматную очередь. Люк захлопнулся, и танк поспешно отошел. Начался артиллерийский обстрел. Пришлось бежать назад к печам.
         И в этот момент сзади ударил разрыв. Меня швырнуло взрывной волной, метров пять летел. Ударился о мерзлую землю.  Сначала было ощущение, что отнялись ноги. Попробовал повернуть голову, осмотреться. Тут подбежали бойцы, унесли в безопасное место. В мышце левого бедра - огромная дыра, кулак можно просунуть. В левой руке тоже нарастала боль, рукав намок от крови.
- Как сержант?.
- Убит!
Один маленький осколок... Но точно в висок.

       Оперировали меня в прифронтовом госпитале в Миллерово. Несмотря на страшный вид, рана в ноге оказалась менее опасной, кость не задело. А вот рука... Снарядная сталь так раздробила кости чуть выше локтевого сгиба, что их кусочки потом выходили восемь лет. Еще несколько мелких осколков попали в спину." - из воспоминаний лейтенанта 195-й стр.дивизии И.Фадеева.

       ПС: По штату 04/401 от 5 апреля 1941 года взвод полковой разведки возглавлялся командиром взвода в звании лейтенанта и политруком; во взводе было 5 человек сержантского состава и 46 рядовых. На вооружении взвода состояли 4 пистолета, 14 пистолетов-пулемётов, 2 винтовки, 30 самозарядных винтовок, 4 ручных пулемёта; средств транспорта взводу не полагалось .


27309298597_c3f8276d11_o



promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 251
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…

  • 1
"Newly-activated or federalized infantry divisions trained for 44 weeks up until November 1, 1942, when that period was reduced to 35 weeks. This was extended to 38 weeks by the middle of 1943, with the training period followed by several more months of maneuvers and various divisional elements being detached for specialized training. "

"Этоже все меняет!"(с)

  • 1