oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Categories:

"Пани, триппер маешь?" - "Цо? Трохи было, но герман взял".

       "В июне началось наступление. Стало более-менее нормально с питанием - трофеями разнообразили. Правда само население бедное было, да к томуже прижимистое. Поляки все время говорили: "Курва его мать! Герман вшиско забрал!"
         Иногда заезжаем в какое-нибудь село: "Пани дай воды" - "Нема." - "Воды,что ли нет?" - "Вшиско, герман забрал. "Уже ребята стали смеятся над ними. "Пани, триппер маешь?" - "Цо? Трохи было, но герман взял".
         На станции города Окунь стояли три немецких эшелона,и в том числе один с трофейной техникой. Мы смотрим - на платформе стоят наши орудия ЗИС-3, только перекрашенные немцами в желтый цвет. На колесе одной из них написано : "Х..й, написал пленный такой-то". Мы ее скатили с платформы, пристреляли и опять стали артиллеристами.



Дивизионные орудия ЗИС-3.

28059146_816430051877571_2805078122951574248_n

       В одном из боев,когда мы поддерживали наступающую пехоту, нам приказали продвинутся вперед. Мы подципили пушку к "студебеккеру", сами сели в кузов и поехали. Едем по открытой местности.  Впереди деревня. Правее нас метров на сто идут два Т-34 и "студебеккер".
        Мы сидим в своей машине,пули посвистывают. До деревни оставалось метров 600, когда из нее вышла немецкая самоходка. Выстрел по Т-34 - факел! Второй выстрел - второй факел!
        Третий выстрел - от "студебеккера" только калеса вверх полетели. Все это на наших глазах. Понятно,что следующий выстрел по нам будет.

32089205_854531671401584_374653905650319360_n

          Шофер развернул машину, мы соскочили, быстро отцепили пушку, два ящика снарядов выбросили, и "студебеккер" умчался. Расчет весь разбежался. Командир орудия сержант Нестеренко убежал метров за 50!
          Остались у орудия наводчик, я и Петя. Наводчиком был трусоватый Кузнецов, с 18-го года рождения, из Свердловска. Он стал к понораме, а у него руки трясутся. Я спрашиваю : "Ты чего дрожиш-то?". А у него психоз - он чувствует, что сейчас нам дадут.
         Петька подбежал к нему, говорит: "Иди отсюда!" Как дал ему в ухо, тот через станину перелетел. Мне кричит: "Коля, давай бронебойный!" Выстрел! Я смотрю куда трасса пошла,и кричу: "Петя,прямо хорошо, но выше!" Он:" Ну-ка дай подкалиберный".
         Раз - и этота самоходка загорелась! Мы с Петей сели на станину,смотрим друг на друга и молчим. Ведь мы знали что нам сейчас капут будет!
        Вдруг кто-то подбегает и спрашивает: "Кто стрелял?" Я смотрю - майор, заместитель командира полка. Оказывается он все видел. Как он там оказался, я не знаю... фамилию его не знал, нам до начальства далеко у нас свой коллектив.
         Я молчу. Петя тоже. И вдруг сбоку голос : "Расчет сержанта Нестеренко!" это Нестеренко прибежал. Майор ему  - "Товарищ Нестеренко, я вас представляю к ордену Отечественной войны".
         Когда бои завершились, Нестеренко получил орден Отечественной войны,  а нам дали на расчет тысячу рублей, как за подбитый танк. Но мы их так и не получили, а только расписались, что сдаем их в Фонд обороны." - из воспоминаний гвардии сержанта 160-го отдельного ИПТАПа Н. Д Маркова.


26812496847_44c0ef63e8_o


Tags: вторая мировая, наши
Subscribe
promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 49 comments