oper_1974 (oper_1974) wrote,
oper_1974
oper_1974

Category:

Оборона Либавы. Июнь 1941 г.

        "Батальон курсантов трехротного состава к вечеру 22 июня занял рубежи обороны в восточном секторе. Батальоном командовал начальник цикла общевойсковых дисциплин полковник А. А. Томилов. Комиссаром батальона стал полковой комиссар А. В. Горожанкин. Оба они были одногодки, начинали службу на флоте в 1919 году.
          Командирами рот и комиссарами назначили: в первой роте капитана В. К. Шелкова, политрука А. С. Татарова; во второй роте - капитана В. А. Орлова, старшего политрука Г. И. Столярова; в третьей роте - старшего лейтенанта Золотарева.
         Каждая рота насчитывала по 150 человек. Из воспитанников музыкантского взвода и команды обслуживания сформировали отделения санитаров и связистов. На вооружении батальон имел винтовки, немного автоматов и ручные пулеметы.
         В ночь на 23 июня позиции, занятые курсантами, бомбили самолеты. Мы еще не успели как следует окопаться, однако потери были незначительные. Боевое крещение батальон выдержал достойно. Весь день, теплый и солнечный, мы совершенствовали оборону - рыли окопы в полный профиль, приспосабливали старые сооружения.
         Вместе с нашим батальоном на этом рубеже занимали позиции подразделения 56-го полка 67-й стрелковой дивизии, а затем прибыл отряд моряков с эсминца "Ленин".
         К вечеру враг занял Гробиню, вышел к нашим позициям на дистанцию ружейного огня, но атаковать с ходу не решился, а вел методический артиллерийский и минометный обстрел. По порту и городу била артиллерия крупных калибров. Над Либавой появилось зарево пожаров.



10253-1391575399

         Утром 24 июня я получил приказание произвести разведку боем. - Ваша задача, - говорил мне начальник разведки участка, - обойти немцев в районе хутора Веги, ворваться в их расположение, выяснить силы и, если удастся, занять хутор.  Для выполнения задачи привлечь два взвода курсантов, взвод моряков с эсминца "Ленин" и армейский пулеметный взвод.
         Построив сводный отряд, я объяснил задачу. Потом выступил полковой комиссар А. В. Горожанкин. Он сообщил, что идет вместе с отрядом. Комиссару батальона совсем не обязательно было идти в разведку, но старый коммунист и воин чувствовал, что необходима моральная поддержка бойцам, впервые идущим в трудный бой.
         В назначенное время отряд сосредоточился на исходном рубеже и после короткой артиллерийской подготовки двинулся вперед. Мы довольно быстро и с малыми потерями достигли опушки леса. Здесь взводы получили уточненное направление для наступления и мы перебежками, в хорошем темпе, приближались к вражеским позициям.
         Немцы усилили огонь. Сильнее стал и дождь, накрапывавший с утра. Наше наступление несколько замедлилось, увеличились потери, но мы упорно продвигались к хутору.
         Бесстрашно действовал взвод моряков с эсминца "Ленин", возглавляемый отважным старшим лейтенантом П. Г. Чеботаревым. На подступах к хутору Чеботарев был ранен. Матросы вынесли его из-под огня и направили в тыл.

Шоссе Либава-Рига 1941 г.

Die Rückzugsstraße Libau-Riga

       Когда передовые взводы достигли хутора, мы увидели на аллее под деревьями множество мотоциклов. Немцы закрепились в каменных домах, сараях, окопах и вели оттуда пулеметный огонь такой плотности, что мы вынуждены были прижаться к земле.
        Произошла заминка в наступлении. Надо было преодолеть открытое пространство, поднять взводы. Требовался толчок, способный изменить психологическое состояние бойцов, попавших, казалось, в безвыходное положение.
       - Вперед, за Родину!, - раздался голос комиссара А. Горожанкина. Он поднялся во весь рост и двинулся вперед. Вслед за ним бросились курсанты и преодолели смертельно опасный участок.
        Бой проходил с переменным успехом, но овладеть хутором мы не смогли. Разведав силы врага на этом участке, мы вышли из боя и вернулись на свой рубеж обороны.
        Мы нанесли врагу значительный урон, но и наши потери были велики - нам не хватало еще солдатского умения. В бою отличились лейтенанты Акимов, Иващенко, многие курсанты, матросы и пехотинцы.

Пленные в Либаве.

0_f6660_c0f6a1d4_L

        На четвертый день войны стало известно, что Либава окружена. Это не снизило боевого настроения курсантов. Не чувствовалось и усталости, хотя напряжение в непрерывных боях было весьма велико. Весь день до позднего вечера шел огневой бой.
         Ночью над городом полыхало зарево. Ощущался недостаток в боеприпасах, - их приходилось экономить. Наши потери росли. Погиб командир 67-й стрелковой дивизии генерал Н. А. Дедаев.
         Немцы спешили расправиться с защитниками города. Не считаясь с потерями, они непрерывно атаковали наши позиции. Наступавшая здесь 291-я Восточно-прусская дивизия считалась одной из сильнейших в вермахте. По их плану Либава должна была пасть в первый день войны, но вот уже четвертый день враг топтался у наших оборонительных рубежей.
         В осажденном городе действовала вражеская агентура, его "пятая колонна". Ее лазутчики-шпионы, айсарги (латышские буржуазные националисты) - разбрасывали фашистские листовки, сеяли панику, указывали цели авиации и артиллерии, убивали из-за угла защитников города, стреляя с чердаков и из подвалов. Обезвреживание агентуры врага доставляло много хлопот и отвлекало значительные силы с рубежей обороны.
         Вечером 26 июня поступило приказание оставить Либаву и выходить из окружения на соединение с войсками фронта. К этому времени боевые корабли, вспомогательные суда заблаговременно покинули базу.
         Доки, склады и другие военные объекты были выведены из строя и дальнейшая оборона Либавы в таких условиях не имела смысла.

Либава 1941 г.

0_a55b4_c1c7f2fb_XL

         Для прорыва из окружения командование выбрало два направления: по приморской дороге на север и правее Виндавского шоссе через Айзпуте на Кульдигу. Всю ночь на 27 июня не затихал бой. В то же время происходило сосредоточение сил прорыва.
          Ровно в 10 часов наша артиллерия открыла огонь последними снарядами. Части прорыва поднялись из окопов и двинулись на позиции врага слева от железной дороги и правее ее вдоль шоссе на Гробиню.
         Огня мы не вели и немцы не сразу заметили наше движение. Когда до позиций врага осталась последняя сотня метров, немцы открыли массированный огонь из всех видов оружия, в том числе из орудий прямой наводкой. Прорваться сквозь огонь мы не смогли.
         Завязался бой. О дальнейшем продвижении не могло быть и речи. Как только бойцы поднимались для перебежки, они немедленно падали, сраженные пулеметным и автоматным огнем.
         Взводы, продвигавшиеся ползком и достигшие позиций врага, отбрасывались вражескими контратаками. Для прорыва нужна была мощная артиллерийская поддержка, но ее мы не имели, так как орудия были взорваны, и весь скудный запас снарядов израсходован.
         Несмотря на бесстрашие, отвагу, массовый героизм наших курсантов, матросов, солдат и офицеров, наступление захлебнулось и мы вынуждены были с большими потерями выйти из боя. Смертью героев пали на поле боя полковник А. А. Томилов, полковой комиссар А. В. Горожанкин, капитаны В. Шелков, Коптин и многие курсанты.

liepaja_b_47

           Мы отошли на старые оборонительные рубежи и продолжали их удерживать до позднего вечера. Нужно отметить бесстрашные действия в бою воспитанников музыкантского взвода училища. Эти ребята - им было по 16–17 лет - не растерялись в минуты тяжелых испытаний.
          Возглавляемые своим старшиной А. Зиновьевым, они организовали полевой медпункт, выносили раненых из боя, оказывали им первую помощь, старались ободрить, проявляли смекалку и воинскую доблесть.
           Составив из оставшихся в живых небольшой отряд, который возглавили капитан В.А.Орлов,политрук А. С. Татаров и офицер 12-го погранотряда, фамилию которого, к сожалению, забыл, мы ночью с боем преодолели заслоны врага на гризупской дороге, вырвались из окружения и в середине следующего дня присоединились к своим войскам, отходившим с боями на Кулдигу." - из воспоминаний преподавателя Военно-морского училища противовоздушной обороны (в июне 1941-го) капитана В.А.Орлова.

dsc_7819


liepaja_b_46
174327699


Tags: вторая мировая, наши
Subscribe

promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 256
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments