Мемуарная страничка

Честные злодеи Родиной не торгуют.


Previous Entry Share Next Entry
"Рус Иван! Скоро будешь буль-буль..."
фуражка
oper_1974
        "До войны я выучился на железнодорожника. И в первые месяцы войны работал на железной дороге, в том числе и под Москвой. Мне уже исполнилось восемнадцать лет. И вот 22 апреля 1942 года: "Становись!" Лопнула моя "бронь".
          Попал я вначале в учебный батальон в Чувашию. Полтора месяца нас там обучали стрельбе из винтовки и метанию гранат. И - на фронт. 65-я армия. Под Сталинград. Вначале везли эшелонами. Потом, чтобы не попасть под налеты немецкой авиации, разгрузились и трое суток пешим маршем продвигались к Волге. Стоял конец июня. Жара.



21764933_749536821900228_7780044735220444461_n

       Мы заняли позицию в 300 шагах от Волги на окраине Сталинграда. Вырыли окопы, соединили их траншеей. Песок. Копалось легко. Вечером, когда наступало затишье, слышно было, как немцы кричали: "Рус Иван! Скоро буль-буль!" Мол, сбросим вас в реку.
       Около двух месяцев держались мы на том берегу. Атаки были редкими. Слишком сильно мы сблизились. Нельзя было на нашем участке работать ни авиации, ни артиллерии, ни танкам. Донимали только снайперы и легкие минометы.
      Я так обжился в своем окопчике, что ребята, возвращавшиеся после легкого ранения из-за Волги, через неделю-другую, видя меня, кричали: "Ты еще здесь?" А я мазаный-перемазаный, в грязи и копоти. "Здесь, - говорю, - еще живой".
       У меня было три котелка. А пришел на Волгу с одним. В окопчике отрыл нишу и там свои котелки ставил. Иногда пойдешь на кухню и двойную порцию каши получишь. Идешь по траншее, смотришь, котелок валяется. Снайпер кого-то подкараулил. Вот такая судьба у солдата. А мертвому котелок уже не нужен.

15940751_626037317583513_8221839769212273150_n

         С каждым днем стрелков в наших окопах оставалось все меньше. Немцы вели огонь из развалин домов. Их снайперам было легче. Иногда, чтобы помочь своим снайперам, немцы имитировали атаки.
         Выскочат из-за домов, вроде как наступают, а сами тут же прячутся за развалинами. Мы огонь открываем. А снайперам только это и нужно. Смотришь, то один ткнулся, то другой упал.
         Но и к этому мы приспособились. Ночью на рогатинах укрепляли винтовки. Пристреливали трассирующими пулями. К спусковому крючку привязывали веревочку. И стреляли из окопов, не высовывая головы.
        Из всего взвода нас осталось 13 человек. Ну, думаем, если сейчас немец пойдет, то уж точно сделает нам "буль-буль". Но вскоре нас сменила свежая часть - мурманские моряки. К тому времени немцы совсем притихли. Из-за домов уже не выскакивали. Видать, и у них потерь было не меньше.
        Наш полк пошел на отдых. Попрощался я со своим окопом с благодарностью - сколько раз он спасал мне жизнь! Котелки я забирать не стал. Один только забрал, свой. За Волгой помылись в бане. Зачинили гимнастерки.

31768719_1553959721400481_8343837527194468352_n

        За Волгой мы недолго побыли. Полк пополнили и перебросили на Донской фронт. Началось окружение немцев под Сталинградом. Мы стояли в излучине Дона. Степь. Поля. Балки. Местность открытая.
        Мне было приказано идти с саперами, делать в проволочном заграждении проходы. Полк готовился к атаке. Атака была назначена на утро. Знать, не судьба мне была погибнуть в этой атаке, как погибли многие мои товарищи...
        Дело было ночью. Ползем. Впереди сапер, я за ним. Подползли к кольям. У сапера ножницы. Начали резать проволоку. Я рогатиной поддерживал проволоку, а сапер резал. Немец обстреливает из пулемета нейтральную полосу. Нет-нет да и полыхнет очередью. Боится. Для острастки стреляет.

38636229456_7deb6593c6_o

       И как-то так я увлекся работой, поднялся повыше, и - как ударит меня по шее! Показалось, что столб на меня упал. Я потрогал - кровь. Пуля вошла в шею и вышла с другой стороны. Обожгла, гадина. Пробила левую сонную артерию. Сознания я не потерял.
       Сапер кричит: "Держи проволоку!" А потом увидел, что я весь в крови, говорит: "Ползи назад. Покричи санитаров, а то кровью изойдешь". Пополз. Метров 150 прополз, сил хватило. Кричать не могу. Дополз до своих, вот как жить хотелось. Дополз.
        Гляжу, лежит цепь, приготовилась к атаке. Тут санитара покричали. Санитар стал бинтовать. Кровь не унимается. Потащили в тыл. А еще не рассвело, и можно было идти не таясь. Быстро потащили. Вытащили меня ребята. Стоял уже декабрь." - из воспоминаний бойца 225-го стр.полка 23-й стр.дивизии 65-й армии Н.С.Мордасова.


37230068282_0528384505_b



promo oper_1974 june 28, 2013 23:25 241
Buy for 100 tokens
По мотивам статьи Ростислава Горчакова. "В январе 1940 года рейхсканцлер Адольф Гитлер дал немецкой судебной системе оценку: "Наши суды - медлительные ржавые машины по штамповке возмутительно несправедливых приговоров". И тут же поклялся, что лично займется делом восстановления…

  • 1

Что это у бородатого волнистое на голове?

Камуфляж на каску из тряпки.

есть одна неточность в мемуарах- в июне 65 армии не было .
а 65 - появилась к ноябрю из четырёхтанковой . но это , мелочь конечно .

Сталинградская битва началась 17 июля. Каким провидцем надо быть, что бы в июне готовить позиции в 300 шагах от Волги в еще мирном городе?:-)

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal России! Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal центрального региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Вот вам и "буль-буль"...:)

А вышло "капут".

Были ножницы, которые надевались прямо на винтовку. Немецкая проволока толстая, обычными кусачками не разрежешь.

Если бы пуля пробила сонную артерию - прожил бы автор рассказа секунд 40. 60 в лучшем случае.

Три минуты.

Задела, наверное.

Коммунист больше часа проживет, комсомолец полчаса.

Выпиваешь, по первой, второй, закуриваешь,
И надобно поговорить,
Про войну, про сорок второй,
Про желание выжить и жить

Про то, как над степью гремел прибой,
Из орудийного рокота, и воя мин,
И про то, как мгновенно стал ты седой,
И научился одновременно с этим без закуси пить

И научился быть живым,
В самой поганой минуте войны,
Когда немец тебя стал давить
Гусеницей, безразличной вполне

И крики хальт, и шорохи в овраге,
От осыпающейся под сапогом земли,
И как получил уже на переправе пулю,
И как тебя в лодке нашли...

И каждый рассказывает примерно ту же историю,
И льётся вино в стограммовый стаканчик,
И слеза неожиданно появляется,
И внук подбегает-мальчик

Деда, - говорит внук, о чём вы с друзьями
Говорили, о подвигах и о войне?
И ты утирая ладонью сырые глаза,
Отвечаешь - нет

простите,чьи стихи? за душу берут

  • 1
?

Log in

No account? Create an account